Что такое крайняя необходимость и как не превысить ее пределы?

45. Крайняя необходимость: понятие, условия правомерности, значение. Превышение пределов крайней необходимости

Крайняя необходимость – это устранение опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом интересам общества или государства.

Основанием для причинения вреда при крайней необходимости является опасность для охраняемых уголовным законом интересов. Источник этой опасности может быть любой – стихийные силы природы (снег, буран, цунами и т. д.), неисправности машин и механизмов, животные, опасное поведение человека и т. д. Если опасность угрожает интересам, не охраняемым уголовным законом, то состояние крайней необходимости не возникает.

Правомерность причинения вреда при крайней необходимости определяется:

1) наличием признаков, характеризующих опасность для охраняемых уголовным законом интересов. К ним относятся:

наличность – опасность уже возникла и еще не прошла;

действительность (реальность) – опасность существует в действительности, а не в воображении какого-либо человека;

2) соблюдением условий правомерности крайней необходимости, характеризующих деяние, к которым относятся:

– причинение вреда осуществляется только в целях защиты интересов, охраняемых уголовным законом;

– возникшая опасность не могла быть устранена иными средствами;

– не было допущено превышения пределов крайней необходимости – причиненный при крайней необходимости вред должен быть меньше, чем предотвращенный. При определении превышения пределов крайней необходимости необходимо учитывать характер и степень угрожавшей опасности и обстоятельства, при которых опасность устранялась;

– вред причиняется третьим лицам.

Крайняя необходимость отличается от необходимой обороны:

– при ней вред причиняется не посягающему, как при необходимой обороне, а третьим лицам, лицам, которые вообще не имеют никакого отношения к возникшей опасности;

– характером причиненного вреда – при крайней необходимости причиненный вред должен быть менее значительным, чем вред предотвращенный, т. е. с помощью меньшего блага охраняется более ценное благо;

– при необходимой обороне действия считаются правомерными и тогда, когда у обороняющегося лица была возможность избежать нападения путем обращения в органы власти или иным способом избежать опасности. При крайней необходимости причинение вреда является единственным спасением блага.

Превышение пределов крайней необходимости влечет за собой уголовную ответственность только в случаях умышленного причинения вреда. В УК РФ не содержится специальных составов причинения вреда при превышении пределов крайней необходимости, поэтому за такое умышленное причинение вреда лицо привлекается к уголовной ответственности на общих основаниях. Согласно п. «ж» ч. 1 ст. 61 УК РФ совершение преступления при нарушении условий правомерности крайней необходимости является обстоятельством, смягчающим наказание.

Вред, причиненный в состоянии крайней необходимости, должен быть возмещен лицом, причинившим вред в порядке гражданского судопроизводства.

Советы юриста. Правовые документы.

Необходимая оборона и крайняя необходимость

Необходимая оборона (ст. 37 УК РФ) и крайняя необходимость (ст. 39 УК РФ) относятся к обстоятельствам, исключающим преступность деяния, а, следовательно, действия, совершенные в состоянии необходимой обороны или крайней необходимости не влекут уголовной ответственности и наказания. Тем не менее, существует достаточно тонкая грань между необходимой обороной и действиями, рассматриваемыми как превышение ее пределов, между крайней необходимостью и превышением пределов крайней необходимости. Кратко рассмотрим основные моменты: что такое необходимая оборона, каковы ее пределы, что такое крайняя необходимость и ее отличие от необходимой обороны.

В соответствии с ч.1 ст. 37 УК РФ, не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.

Для оценки того, являются ли определенные действия необходимой обороной или нет, как правило необходимо установить наличие определенных обстоятельств, которые можно объединить в две группы: обстоятельства, относящиеся к посягательству и обстоятельства, относящиеся к защите.

Посягательство должно быть наличным, т.е. иметь место в действительности. Кроме того, посягательство должно быть общественно опасным. Например, некий человек, угрожая ножом, требует от вас отдать деньги. Состояние необходимой обороны начинается с момента начала посягательства и заканчивается в момент его окончания, т.е. когда посягающее лицо явно отказалось от своих намерений, обратилось в бегство, перестало осуществлять свои преступные намерения, обезоружено и т.д.

Однако, закон допускает возникновение состояния необходимой обороны и до момента начала посягательства. Но в этом случае угроза такого посягательства должна быть реальной и непосредственной. Например, лицо угрожает физической расправой (убью, покалечу и т.п.) и при этом тянется рукой к какому-либо предмету, который можно использовать в качестве оружия (нож, топор, молоток и т.п.).

В отношении момента окончания состояния необходимой обороны, следует отметить, что при определенных обстоятельствах, оно может продолжаться и после фактического окончания посягательства. Но в этом случае, например, должно быть установлено, что обороняющийся, исходя из обстановки не смог определить, что посягательство уже прекратилось. А сделать это довольно сложно.

Поэтому нужно иметь в виду, что действия будут считаться необходимой обороной, если они совершены в период с фактического начала посягательства и до момента окончания посягательства.

Также необходимо отметить, что состояние необходимой обороны возникает и в тех случаях, когда обороняющийся имел возможность избежать нападения, например, убежать, обратиться к помощи других лиц, к правоохранительным органам и т.д. Это следует из ч.3 ст. 37 УК РФ. Кроме того, состояние необходимой обороны возникает и тогда, когда лицо защищает не себя, а других лиц, т.е. посягательство направлено не на него, а на кого-то другого. Например, мужчина, увидев, что некие лица явно пристают к девушке и угрожают ей физической расправой, вступается за нее.

В отношении обстоятельств, относящихся к защите.

Действия обороняющегося должны быть направлены на посягающее лицо или лиц (т.е. на того, кто нападает). Кроме того, указанные действия должны находиться в определенной соразмерности с действиями посягающего.

Безусловно, самым важным является вопрос соразмерности. Здесь необходимо учитывать два момента. Во-первых, если посягательство направлено на жизнь, здоровье обороняющегося или другого лица, или если есть реальная угроза такого посягательства, применение любого насилия в ответ может быть правомерным.

Если же посягательство направлено на другие ценности, например имущество, то нельзя совершать действия явно не соответствующие характеру посягательства. Например, лицо, обнаружив, что ему в карман залез вор-карманник, бьет его ножом. Или обнаружив, что некие лица забрались на садовый участок с целью украсть урожай, владелец участка стреляет из ружья и причиняет вред здоровью посягавших.

Нужно отметить, что необходимая оборона допускает причинение вреда нападающему больше, чем вред, который он может причинить обороняющемуся. Главное, чтобы ответный вред не был явно несоразмерным посягательству.

Безусловно, разнообразие жизненных ситуаций огромно. Бывают случаи, когда нападение происходит настолько быстро и неожиданно, что обороняющийся не может адекватно оценить степень опасности нападения. В этом случае действия обороняющегося могут быть расценены как необходимая оборона.

В отношении превышения пределов необходимой обороны нужно отметить, что действия, выходящие за рамки, изложенные выше, являются превышением необходимой обороны. Ответственность за такие действия предусмотрена например ст. 108 и 114 УК РФ. Нужно сказать, что уголовно наказываются только умышленные действия, превышающие пределы необходимой обороны. Т.е. обороняющийся действовал сознательно, допускал, что причиняет вред, явно несоразмерный посягательству и желал наступления этого вреда. Т.е. здесь можно говорить о желании осуществить своего рода расправу над нападавшим. Такие действия, как говорилось выше, являются уголовно наказуемыми.

Статья 39 УК РФ устанавливает, что не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и при этом не было допущено превышения пределов крайней необходимости. Превышением пределов крайней необходимости признается причинение вреда, явно не соответствующего характеру и степени угрожавшей опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась, когда указанным интересам был причинен вред равный или более значительный, чем предотвращенный. Такое превышение влечет за собой уголовную ответственность только в случаях умышленного причинения вреда.

В отличие он необходимой обороны, когда возникает ситуация нападения одного лица на другое, при крайней необходимости опасность личности, ее правам или охраняемым интересам общества или государства возникает из-за, например, воздействия стихийных бедствий (ураганов, землетрясений, наводнений и т.п.), в результате аварий, транспортных происшествий, несчастных случаев, нападений животных и т.п. В некоторых случаях опасность может возникать и из-за противоправных действий третьих лиц. Например, для предотвращения развития пожара осуществляется проникновение в чужие квартиры и наносится вред имуществу. Или человек, везущий рожающую жену в роддом, у которого сломалась машина, берет чужую машину без согласия владельца и т.п.

Для того, чтобы действия могли быть расценены как крайняя необходимость, опасность, угрожающая личности, ее правам должна быть наличной, т.е. иметь место в действительности. Причинение вреда для предотвращения опасности, которая гипотетически может возникнуть в будущем, в качестве крайней необходимости не рассматривается. Кроме того, опасность должна быть реальной (а не кажущейся), т.е. реально угрожать личности и ее правам.

Для того, чтобы соответствующее причинение вреда в состоянии крайней необходимости было признано правомерным, необходимо, чтобы средства, которыми устраняется опасность были единственно возможными в сложившейся ситуации. Например, в случае ситуации с доставлением больного в больницу, если была реальная возможность вызвать скорую помощь, которая могла подъехать быстро, но человек вместо этого захватывает чужую машину, ситуации крайней необходимости не будет. Если же то же самое случилось на какой-нибудь загородной дороге, куда скорая помощь объективно будет ехать долго, то захват чужой машины может быть расценен как крайняя необходимость.

Для квалификации действий как крайней необходимости, нужно, чтобы соответствующие действия совершались именно в момент, когда наличествовала опасность, не раньше и не позже.

Важным моментом для квалификации действий как крайней необходимости, является соответствие причиненного вреда характеру опасности. При крайней необходимости причиненный вред ни при каких условиях не может быть равен или больше вреду предотвращенному (в отличие от необходимой обороны, при которой это допускается).

Например, никогда нельзя предотвращать опасность собственной жизни за счет жизни другого человека. Или уничтожать чужое имущество по стоимости и значению большее, чем имущество спасаемое.

Действия, превышающие пределы крайней необходимости влекут уголовную ответственность только если эти действия совершались умышленно.

Уголовный кодекс не содержит специальных статей об ответственности за действия, совершенные при превышении пределов крайней необходимости. В этом случае лицо привлекается к ответственности по тем статьям уголовного кодекса, которые предусматривают ответственность за соответствующие действия. Однако превышение пределов крайней необходимости рассматривается как обстоятельство, смягчающее ответственность.

Также необходимо отметить, что даже если причинение вреда будет признано крайней необходимостью и не будет влечь уголовной ответственности, с причинителя вреда может быть взыскано возмещение в порядке гражданского судопроизводства (ст. 1067 ГК РФ).

Превышение пределов крайней необходимости

Из определения превышения пределов крайней необходимости вытекают следующие признаки, когда лицо может быть привлечено к ответственности:

  • а) причиненный вред должен быть больше предотвращенного;
  • б) причиненный вред может быть равным предотвращенному;
  • в) обстоятельства предотвращения вреда явно, т.е. заведомо для всех, не соответствовали угрожавшей опасности. Например, в случае если причинение вреда не было единственным способом устранения опасности.

Водитель грузовой автомашины Л. на улице стал объезжать стоящий автобус и выехал на левую часть дороги, преградив этим путь встречной автомашине, управляемой сотрудником милиции К. Во избежание столкновения К. повернул руль вправо, выехал на обочину, где сбил двух граждан, один из которых на месте умер. При анализе аварии было установлено, что Л. объезжал автобус на небольшой скорости, а сотрудник милиции имел возможность путем торможения снизить скорость автомобиля, смягчить удар при столкновении, не допустить причинения тяжкого вреда потерпевшим.

В данном случае возникшие последствия были более тяжкими, чем те, которые могли бы наступить при столкновении автомашин. Следовательно, можно утверждать, что в действиях сотрудника милиции К. не было состояния крайней необходимости. Но вместе с тем следует иметь в виду, что превышение пределов крайней необходимости влечет ответственность только в случаях умышленного причинения вреда. При этом оно на основании ст. 61 УК РФ считается обстоятельством, смягчающим наказание.

При решении вопроса о наличии вины следует иметь в виду, что в ряде случаев, и особенно когда соответствующие события развиваются быстро и в сложной обстановке, например при транспортных происшествиях, лицо, превысившее меры крайней необходимости вследствие скоротечности событий и непроизвольности нарушения внимания, не всегда в состоянии избрать правильное решение. В таких случаях можно говорить о неосторожном превышении крайней необходимости, которое не влечет ответственности лица.

Под превышением пределов крайней необходимости в УК РФ 1996 г. понимается причинение вреда, явно не соответствующего характеру и степени угрожавшей опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась, когда указанным интересам был причинен вред, равный или более значительный, чем предотвращенный (ч. 2 ст. 39 УК РФ) .

Сходные понятия превышения пределов крайней необходимости даются в Уголовных кодексах Республики Казахстан (ч. 2 ст. 34), Республики Узбекистан (ч. 3 ст. 38) и Украины (ч. 2 ст. 39).

В соответствии с ч. 2 ст. 39 УК РФ В. В. Орехов предлагает выделять несколько случаев превышения пределов крайней необходимости:

1) при явном, т.е. очевидном, доступном для понимания, несоответствии между причиненным вредом и характером, степенью угрожавшей опасности, а также обстановки, при которой опасность устранялась; 2) причинение правоохраняемому объекту вреда, равноценного предотвращенному; 3) причинение вреда более значительно, чем предотвращение; 4) наличие реальной возможности устранения грозящей опасности другими средствами.

Приведем пример характерного случая превышения пределов крайней необходимости.

В приговоре Санкт-Петербургского городского суда от 14.06.2011, вынесенного с участием присяжных заседателей, рассмотревшего материалы уголовного дела в отношении членов банды В., обвинявшихся в совершении преступлений, предусмотренных ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. “а, ж, з, к, л”, 209 ч. 1, 222 ч. 3 УК РФ и других, но одному из эпизодов констатировалось: в соответствии с вердиктом, участие подсудимых О. и Р. в указанной группе (т.е. в организованной группе и в банде) признано недоказанным, суд пришел к выводу о том, что при выполнении объективной стороны состава преступления (убийства Г.) и при последующем участии в сокрытии трупов Г. и Г-ко О. и Р. действовали с целью устранения угрожающей жизни каждого из них реальной и наличной опасности и не могли устранить эту опасность другими средствами. Было установлено, что в отношении Г. они выполнили объективную сторону состава преступления (убийства) после того, как в отношении каждого из них другим лицом была заявлена реальная угроза немедленной смерти, и исключительно по этой причине.

Однако, по характеру этой опасности, соотношение сохраняемого блага (жизнь подсудимого) и умышленного причинения вреда (лишение жизни потерпевшего) явились равноценными, а потому при совершении умышленных действий по лишению Г. жизни, О. и Р. превысили пределы крайней необходимости и на основании ст. 39 ч. 2 УК РФ подлежат уголовной ответственности за содеянное.

Руководствуясь вышеизложенным и положениями ст. 39 ч. i УК РФ, суд также приходит к выводу о том, что установленные вердиктом виновные действия О. и Р. по захоронению трупов Г. и Г-ко по своей общественной опасности не превышали характера и степени опасности, грозящей им самим, т.е. были совершены О. и Р. в состоянии крайней необходимости, а потому не образуют состава преступления.

При назначении наказания, в связи с установленными вердиктом и приговором обстоятельствами участия Р. и О. в убийстве Г., суд усмотрел для них предусмотренное и. “ж” ч. 1 ст. 61 УК РФ смягчающее обстоятельство – совершение преступления при нарушении условий правомерности крайней необходимости.

Надо особо подчеркнуть, что в силу специального указания закона уголовно-правовой оценке при превышении пределов крайней необходимости подлежит только умышленное причинение вреда. Следовательно, неосторожно причиненный вред даже при несоблюдении критериев допустимости крайней необходимости остается за рамками уголовно-правовой оценки. Однако в Особенной части УК РФ нет ни одной специальной статьи, которая предусматривала бы ответственность за умышленное превышение пределов крайней необходимости. В связи с этим некоторые авторы предлагают квалифицировать в этих случаях действия виновных по обычным статьям Особенной части УК РФ со ссылкой на ч. 2 ст. 39 УК РФ2.

Другие авторы считают необходимым квалифицировать умышленное превышение пределов крайней необходимости по соответствующим статьям Особенной части УК РФ, а факт совершения преступления при указанных обстоятельствах в силу п. “ж” ч. 1 ст. 61 УК РФ учитывать в качестве обстоятельства, смягчающего наказание.

Второй вариант уголовно-правовой оценки причиненного вреда при превышении пределов крайней необходимости представляется более правильным. Не вызывает сомнений он еще и потому, что в Особенной части УК РФ при отсутствии специальных привилегированных составов преступлений другим образом дифференцировать ответственность не представляется возможным.

Кардинальным решением проблемы правоприменительной практики квалификации случаев крайней необходимости и превышения пределов ее правомерности могло быть прямое указание в законе о смягчении уголовной ответственности за причинение смерти, тяжкого или средней тяжести вреда здоровью путем включения в гл. 16 УК РФ двух статей, которые содержали бы нормы об ответственности за причинение указанного вреда при превышении пределов крайней необходимости. Но при этом существует другая опасность: невозможно предусмотреть в Особенной части УК РФ все случаи причинения вреда, связанные с умышленным превышением пределов крайней необходимости, из-за разнообразия характера и степени угрожавшей опасности, обстоятельств, при которых опасность устранялась, и родовой (видовой) принадлежности охраняемых уголовным законом интересов, которым он был причинен.

Дополнительным условием, позволяющим отказаться от уголовного преследования за причинение чрезмерного вреда в состоянии крайней необходимости, может быть состояние душевного волнения, испуга или аффекта у лиц, защищающих жизнь и безопасную жизнедеятельность человека. Именно так решен вопрос об освобождении от уголовной ответственности лиц, превысивших пределы крайней необходимости в состоянии сильного душевного волнения, в уголовных кодексах ряда зарубежных стран, например, в Уголовных кодексах Японии (ч. 1 ст. 37), Украины (ч. 3 ст. 39), Польши (§ 1 ст. 37) и др.

Источники:
http://www.hram-ks.ru/j_pam4.shtml
http://studme.org/1982091830014/pravo/prevyshenie_predelov_krayney_neobhodimosti
http://www.garant.ru/actual/usloviy-truda/

Ссылка на основную публикацию