Последние новости по реформе ФСИН

Последние новости по реформе ФСИН

Федеральная служба исполнения наказаний должна быть преобразована из милитаризованного ведомства в гражданское. Такое предложение содержится в докладе Центра перспективных управленческих решений (ЦПУР) о модернизации системы российских тюрем, с которым ознакомился РБК.

Чтобы пенитенциарная система выполняла свои задачи по сдерживанию и искоренению преступности, необходимо реформировать уголовное законодательство, считают эксперты ЦПУР, в том числе снизить гиперкриминализацию экономики в УК и упразднить лишение свободы для осужденных за хранение наркотиков без сбыта.

Доклад будет представлен на ноябрьском Общероссийском гражданском форуме (ОГФ), созданном по инициативе Алексея Кудрина. Его автором стала руководитель проекта «Право и нормотворчество в цифровой среде» Центра перспективных управленческих решений Ольга Шепелева. Рекомендации для исследования готовили директор Института прав человека Валентин Гефтер, руководитель фонда «Русь сидящая» Ольга Романова и доцент кафедры экономики труда и персонала МГУ Антон Табах.

1 октября стало известно о готовящейся отставке директора ФСИН Геннадия Корниенко, который достиг предельного возраста госслужащего. В четверг, 3 октября, был опубликован соответствующий указ президента. Наиболее вероятным кандидатом на освободившуюся должность источники РБК называют выходца из ФСБ Вадима Баланина, курирующего работу оперативных подразделений ФСИН.

При этом 9 сентября президент России подписал указ, согласно которому должность директора ФСИН может замещать гражданское лицо.

В чем проблемы российских тюрем и колоний

Российская пенитенциарная система не справляется с задачей сдерживания преступности и не выполняет функцию ресоциализации осужденных, констатируют эксперты. На это, в частности, указывает высокий процент рецидивов: 54% тюремного населения — люди, уже имеющие судимость. Одновременно бюджет российской тюремной системы — самый высокий в Европе. «Издержки текущей уголовной политики и функционирования правоохранительной и пенитенциарной системы представляются неоправданно высокими по сравнению с тем уровнем защиты жителей страны, который они в состоянии обеспечить», — говорится в докладе.

В России самое высокое в Европе число заключенных на душу населения (375 на 100 тыс. при среднем уровне 102 на 100 тыс.). Российские осужденные чаще европейских приговариваются к реальному лишению свободы. Также они чаще европейских отбывают длительные сроки (свыше трех лет) — 76% против 60%, при том что «длительная изоляция осужденных от общества не вносит существенного вклада в профилактику последующих преступлений», утверждают авторы доклада. Сроки изоляции от трех лет и выше приводят к дезадаптации человека в обществе и увеличивают риск рецидива, делают выводы авторы доклада.

Среди проблем российской уголовной политики эксперты выделяют гиперкриминализацию экономической активности: «Действия, которые можно считать частью обычного хозяйственного оборота или результатом незначительных ошибок в экономической деятельности, могут быть квалифицированы и квалифицируются как преступления». Такая ситуация парадоксальным образом стимулирует предпринимателей уходить в серый сектор экономики, поскольку риски при легальной и теневой деятельности сопоставимы, предупреждают в ЦПУР.

Другая проблема — избыточное преследование наркопотребителей. С запрещенными веществами связана самая массовая категория уголовных дел; 28% заключенных отбывают наказание именно по наркотическим делам, и большинство из них — по составам, не связанным со сбытом или изготовлением наркотиков, за объемы, не предполагающие широкой торговли. Среди правовых норм, создающих практику преследования наркопотребителей, эксперты особо выделяют приравнивание всей массы изъятой смеси к массе чистого вещества.

Авторы отмечают провал и непоследовательность реформ, нацеленных на гуманизацию условий в местах лишения свободы. Современная система ФСИН унаследовала многие свойства советского ГУЛАГа, в том числе нелогичное распределение колоний по регионам, нарушающее право осужденных отбывать наказание недалеко от места жительства и встречаться с родными, указали эксперты.

Приоритетами военизированной ФСИН являются контроль и изоляция осужденных, что мешает их ресоциализации. У заключенных редко есть возможность работать и почти никогда нет возможности учиться во время отбывания наказания.

Что предложили эксперты

Авторы доклада считают, что дорогостоящее для общества лишение свободы должно использоваться «с разумной экономностью», а санкции, не связанные с изоляцией преступников, должны применяться более широко. Снизить тюремное население могли бы также более широкое применение условно-досрочного освобождения и распространение на большинство наркотических составов практики перезачета сроков наказания, действующей с прошлого года.

Кроме того, пенитенциарной системе следует сместить приоритеты в сторону ресоциализации заключенных, что позволит компенсировать последствия их дезадаптации в обществе и усвоения криминальной культуры, считают эксперты. Для этого необходим перевод ФСИН в статус гражданского ведомства.

Эксперты считают, что из структуры ФСИН нужно выделить подразделения, осуществляющие охранно-режимные и оперативно-разыскные функции, передав их либо особому подразделению внутри ФСИН, либо спецподразделениям МВД.

В ЦПУР предлагают ввести конкурсный порядок замещения должностей начальника пенитенциарных учреждений, а также модернизировать систему подготовки кадров для тюремной системы.

Среди прочих мер по ресоциализации осужденных эксперты предлагают усилить в законодательстве требование отправлять в колонии недалеко от мест проживания, оборудовать больше помещений для кратких и длительных свиданий с родными, разработать специальную программу социальной адаптации освобожденных, а также «легализовать использование осужденными мобильных телефонов и иных средств связи». У заключенных также должен быть доступ к интернету: они должны использовать его «в целях самообразования под контролем администрации», считают эксперты.

Адвокат коллегии «Фрейтак и сыновья» Вадим Багатурия считает предложения экспертов разумными, но сомневается, что новое руководство ФСИН пойдет на эти реформы — в силу консерватизма этого ведомства. По его мнению, сотрудники ФСИН не готовы допустить к своей работе гражданских специалистов.

Основатель правозащитного проекта Gulagu.net Владимир Осечкин считает, что реформа пенитенциарной системы должна предполагать упразднение главного оперуправления ФСИН, всех оперчастей СИЗО и колоний. «Тюрьма должна перестать дорабатывать за следствие, — поясняет он. — Пока это не изменится, будут «пресс-хаты», режимные отряды, пытки, незаконные услуги следователям и прокурорам, круговая порука».

Осечкин считает, что реформа ФСИН маловероятна, пока пенитенциарная система будет служить как кормушка для коррумпированных чиновников. «Никому нет дела до изменений, массовых пыток и унижений, реформы, гуманизации и даже экономии бюджетных средств. Идет борьба за потоки, чьи люди будут контролировать ФГУПы, финансовые потоки, в чьих руках будет инструмент по распределению ГОЗа на миллиарды рублей ежегодно», — говорит он. Бюджет ФСИН на 2021 год — 281,5 млрд руб.

«Безголовая» ФСИН. Возьмет ли ФСБ под свой контроль реформу исполнительной системы России

Президент России Владимир Путин 3 октября освободил от должности начальника ФСИН Геннадия Корниенко, на место которого теперь прочат выходцев из ФСБ. Произошло это в преддверии грядущей масштабной реформы ФСИН. И похоже, как раз на этот период ведомство, к которому за последние годы накопилось слишком много претензий у правозащитников и представители которого не раз оказывались замешаны в громких скандалах, в том числе коррупционных, перейдет под контроль спецслужб. Какие перемены нужны ФСИН России, выяснял «ФедералПресс».

Скандалы в ведомстве

По официальной версии, Геннадия Корниенко отправили на пенсию в связи с истечением срока службы: 30 сентября Корниенко исполнилось 65 лет и дольше в должности он находиться не мог. В списке отставников также начальник УФСИН по Владимирской области Андрей Виноградов, главный инспектор МВД Николай Соболь, руководитель Следственного управления СК РФ по Калининградской области Виктор Леденев и другие. Речь о зачистке силовых ведомств идет не первый день, и данный список, скорее всего, далеко не последний.

Геннадия Корниенко трудно назвать самым скандальным шефом ФСИН. Достаточно вспомнить его предшественника Александра Реймера, которого задержали спустя три года после отставки и обвинили в мошенничестве при закупке электронных браслетов для находящихся под домашним арестом на сумму 2,3 млрд рублей. Суд приговорил его к восьми годам колонии. В 2017 году задержали заместителя директора ФСИН Олега Коршунова, признав его виновным в хищениях и получении взяток.

Глава ФСИН официально отправлен в отставку

По словам правозащитника Леонида Гозмана, Корниенко «ничего особенного не делал, и его отставка ни на что сильно не повлияет». В самом деле, проблемы в отрасли были и при предыдущих шефах.

Еще в апреле генпрокурор Юрий Чайка заявлял о массовых нарушениях по отношению к заключенным с применением силы. Они установлены в каждом втором регионе. Всего по итогам проверки Генпрокуратура за два года выявила 260 нарушений такого характера. Их количество выросло в четыре раза, сообщает сайт надзорного ведомства.

Нарекания прокуратуры вызвали тюрьмы в Республике Мордовия, Брянской, Омской, Оренбургской, Свердловской, Томской, Тульской и Ярославской областях. Надзорный орган требовал возбудить дело против сотрудников петербургского изолятора «Кресты», где наблюдались пытки заключенных. Была большая критика медицинского обслуживания заключенных.

Счетная палата в 2017 году сообщила, что служба исполнения наказаний провалила программу развития тюремной системы и сорвала стройки на общую сумму свыше 30 млрд рублей. При этом за девять лет в тридцать раз выросло количество жалоб заключенных.

Бунты и суициды арестантов

Вспомним самые громкие из недавних случаев. 3 сентября восемь заключенных колонии в Калининградской области порезали себе вены. Арестанты заявили о пытках со стороны администрации, плохом питании и невыносимых бытовых условиях.

В конце лета этого года бунт устроили 200 заключенных исправительной колонии № 2 в Екатеринбурге. Как сообщали СМИ, это произошло из-за угрозы сексуального насилия. Данные об избиениях в УФСИН не подтвердили, а про порезанные вены сообщили, что «родственники преувеличивают».

В июне в Мордовии в исправительной колонии № 7 заключенные устроили голодовку и порезали вены, протестуя против избиений. В бунте участвовало 60 человек.

В Красноярске в отношении трех сотрудников исправительной колонии № 27 возбуждено уголовное дело после того, как, по версии следствия, они избили мужчину, приговоренного к принудительным работам, когда везли его на допрос.

В Оренбургской области возбуждено дело в связи с доведением до самоубийства заключенного колонии № 4 Александра Белоусова.

В Челябинской области заключенные ИК-2 записали видео, на котором сообщили, что к ним применяют угрозы и физическую силу. Замдиректора ФСИН России Валерий Максименко сообщил, что заключенным «предложили перевестись в другие колонии», однако «никто не захотел».

Можно вспомнить и гибель в марте 2017 года в московском СИЗО-5 Владимира Евдокимова. У топ-менеджера «Роскосмоса» было два ранения в груди и перерезано горло, в руке – нож (официальной версией признали самоубийство).

Стоит вспомнить и другой случай, когда арестантам создавались особые условия со знаком «плюс». В 2017 году обнаружены ВИП-камеры в Матросской тишине. Там были установлены холодильники, ЖК-телевизоры и подвесные унитазы – оборудование на миллион рублей. А из амурской колонии, где сидит осужденный на двадцать лет за массовое убийство один из лидеров Кущевской ОПГ Вячеслав Цеповяз, в Сеть попали фото, по которым и не скажешь, что человек в чем-то обделен за решеткой. На снимке Цеповяз ест крабов, красную икру и жарит шашлык.

Кто возглавит ведомство

По сообщениям РБК и «Московского комсомольца», ФСИН могут передать под контроль ФСБ. Косвенным указанием на это является список вероятных претендентов на пост начальника ведомства. Впрочем, вряд ли сама служба безопасности этому рада. Достаточно вспомнить, как в свое время следственный изолятор «Лефортово» перешел из подчинения ФСБ в подчинение ФСИН и по сей день там остается (соответствующая запись есть в справочнике тюрем РФ «ФСИН Атлас»).

Фамилии претендентов на пост главы ФСИН называли «Коммерсант», РБК, телеграм-канал «Незыгарь». Это, например, глава управления «Л» ФСИН, выходец из ФСБ Вадим Баланин. Он занимался контрразведывательной деятельностью в судах, правоохранительных органах и Минюсте. Есть версия, что его поддерживает замглавы Службы экономической безопасности ФСБ Сергей Алпатов.

Считается, что возглавить ведомство может первый заместитель директора ФСИН Анатолий Рудый, который исполнял обязанности Корниенко во время его отпуска. Его называют сторонником большей открытости ведомства. Рудый охотно идет на контакт с правозащитниками.

На повышение может уйти начальник УФСБ по Красноярскому краю Александр Калашников. Он стоял у истоков расследования ряда резонансных дел. Например, дело против управляющего отделением Пенсионного фонда по Красноярскому краю Алексея Трофимова. Ему вменяли превышение полномочий при покупке здания филиала с ущербом более 75 млн рублей.

Претендентом на вакантное место считается также замдиректора ФСИН Валерий Максименко. Он работает в системе семь лет, ранее находился «на руководящих должностях в различных отраслях народного хозяйства».

Наконец, возглавить ФСИН может и заместитель главы Росгвардии Олег Плохой. Ранее он работал в администрации президента, затем – первым заместителем министра юстиции РФ.

Кто бы ни стал новым начальником службы, перед ним уже ставится непростая задача – обновление системы. Правда, одной ФСИН дело вряд ли ограничится.

Будет ли реформа?

О масштабной реформе ФСИН говорят давно, но президент России не спешит с радикальными переменами. Эксперты Совета по правам человека тоже не видят в ней панацеи.

«Я не сторонник революционных сломов. Система развивается. Много было сделано руководством ФСИН в части создания общественных наблюдательных комиссий», – отметил директор Московского бюро по правам человека, член Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Александр Брод.

Как считает эксперт, наблюдательные комиссии не должны быть «ручными», а к процедуре их формирования мало подключать только федеральную Общественную палату. В них нужно включать журналистов, правозащитников, юристов – «тех, кто работает с реальными проблемами людей».

Необходимо обновлять и воспитывать кадры.

«Для нас важно, чтобы это была структура с человеческим лицом, чтобы исчез карательный подход и работали гуманистические нормы, велись правильный подбор персонала, просвещение и повышение квалификации», – добавил Брод.

Ставят правозащитники и вопрос занятости осужденных. «Есть колонии, где люди предоставлены сами себе, и у них, кроме телевизора, ничего нет. Надо думать над их занятостью, досугом, правовым просвещением», – отмечает эксперт.

Александр Брод вместе с коллегами разработал пособие, которое планируют распространять по тюрьмам. По нему заключенные могут изучать право и даже проходить небольшие экзамены, присылая ответы на вопросы.

В опубликованном 3 октября докладе ОГФ «Право и нормотворчество в цифровой среде», автором которого выступила руководитель Центра перспективных управленческих решений Ольга Шепелева, сказано, что проблема даже не в качестве исполнительной системы в России как таковой, а в количестве обвинительных приговоров.

Согласно докладу, в России на 100 тысяч населения приходится 375 заключенных, в то время как средний европейский уровень – 102 заключенных на 100 тысяч населения. Причина – в жестком уголовном законе, предполагающем широкое применение наказания в виде лишения свободы, в том числе – за ненасильственные преступления. В 2018 году наказание в виде лишения свободы было назначено 190,3 тысячи осужденным. Только 24 % осужденных к лишению свободы получили срок три года и менее. Остальные 76 % отбывают большие сроки. Для сравнения: в Европе наказание менее трех лет назначается в среднем 40 % осужденных к лишению свободы.

Как прокомментировал один из авторов доклада, директор Института прав человека Валентин Гефтер, система исполнения наказаний «находится если не в кризисе, то под обстрелом общества и власти в целом».

«Смена руководства происходит фактически на ходу, а коней на переправе не меняют. С нашим участием были разработаны предложения по развитию системы исполнения наказаний и переданы президенту. Однако обсуждения они не получили. Полагаю, настало время воспользоваться сменой начальника ФСИН и убедить руководство страны, что этим нужно заниматься всерьез и вкладываться в данную сферу как финансово, так и интеллектуально», – рассказал Гефтер.

По словам эксперта, изменения должны происходить во всей системе уголовного наказания, включая сокращение тюремного населения, и необходимо продумывать формы социализации людей, которые попадают под уголовное преследование, находясь в тяжелых жизненных условиях.

«Комплексного подхода не видно, а отдельные меры ситуацию не изменят», – считает эксперт.

По словам заместителя председателя СПЧ Евгения Боброва, свыше 99 % приговоров носят обвинительный характер. Так что это проблема не столько содержания заключенных, сколько их задержания.

«Есть вопросы к лечению заключенных. Им часто вырывают зубы вместо того, чтобы их лечить, врачей не хватает», – говорит Бобров.

Эксперт отмечает, что нужно развивать систему условно-досрочного освобождения, привлекая на суды при рассмотрении таких дел «общественную комиссию с участием СПЧ, УФСИН и правозащитников».

Леонид Гозман говорит, что если государство и приговорило людей к лишению свободы, «оно их не приговаривало к ужасным условиям существования и рабскому труду». «А на деле так и выходит, – резюмирует эксперт. – Необходимым условием нормальных преобразований в пенитенциарной системе является гражданский контроль. Пока же ведомство закрыто, а люди, попавшие туда, порой выходят значительно более настроенными на правонарушение, чем до того, как они туда попали».

Фото: ФедералПресс / Дарья Сеймовская

«Безголовая» ФСИН. Возьмет ли ФСБ под свой контроль реформу исполнительной системы России

Президент России Владимир Путин 3 октября освободил от должности начальника ФСИН Геннадия Корниенко, на место которого теперь прочат выходцев из ФСБ. Произошло это в преддверии грядущей масштабной реформы ФСИН. И похоже, как раз на этот период ведомство, к которому за последние годы накопилось слишком много претензий у правозащитников и представители которого не раз оказывались замешаны в громких скандалах, в том числе коррупционных, перейдет под контроль спецслужб. Какие перемены нужны ФСИН России, выяснял «ФедералПресс».

Скандалы в ведомстве

По официальной версии, Геннадия Корниенко отправили на пенсию в связи с истечением срока службы: 30 сентября Корниенко исполнилось 65 лет и дольше в должности он находиться не мог. В списке отставников также начальник УФСИН по Владимирской области Андрей Виноградов, главный инспектор МВД Николай Соболь, руководитель Следственного управления СК РФ по Калининградской области Виктор Леденев и другие. Речь о зачистке силовых ведомств идет не первый день, и данный список, скорее всего, далеко не последний.

Геннадия Корниенко трудно назвать самым скандальным шефом ФСИН. Достаточно вспомнить его предшественника Александра Реймера, которого задержали спустя три года после отставки и обвинили в мошенничестве при закупке электронных браслетов для находящихся под домашним арестом на сумму 2,3 млрд рублей. Суд приговорил его к восьми годам колонии. В 2017 году задержали заместителя директора ФСИН Олега Коршунова, признав его виновным в хищениях и получении взяток.

Глава ФСИН официально отправлен в отставку

По словам правозащитника Леонида Гозмана, Корниенко «ничего особенного не делал, и его отставка ни на что сильно не повлияет». В самом деле, проблемы в отрасли были и при предыдущих шефах.

Еще в апреле генпрокурор Юрий Чайка заявлял о массовых нарушениях по отношению к заключенным с применением силы. Они установлены в каждом втором регионе. Всего по итогам проверки Генпрокуратура за два года выявила 260 нарушений такого характера. Их количество выросло в четыре раза, сообщает сайт надзорного ведомства.

Нарекания прокуратуры вызвали тюрьмы в Республике Мордовия, Брянской, Омской, Оренбургской, Свердловской, Томской, Тульской и Ярославской областях. Надзорный орган требовал возбудить дело против сотрудников петербургского изолятора «Кресты», где наблюдались пытки заключенных. Была большая критика медицинского обслуживания заключенных.

Счетная палата в 2017 году сообщила, что служба исполнения наказаний провалила программу развития тюремной системы и сорвала стройки на общую сумму свыше 30 млрд рублей. При этом за девять лет в тридцать раз выросло количество жалоб заключенных.

Бунты и суициды арестантов

Вспомним самые громкие из недавних случаев. 3 сентября восемь заключенных колонии в Калининградской области порезали себе вены. Арестанты заявили о пытках со стороны администрации, плохом питании и невыносимых бытовых условиях.

В конце лета этого года бунт устроили 200 заключенных исправительной колонии № 2 в Екатеринбурге. Как сообщали СМИ, это произошло из-за угрозы сексуального насилия. Данные об избиениях в УФСИН не подтвердили, а про порезанные вены сообщили, что «родственники преувеличивают».

В июне в Мордовии в исправительной колонии № 7 заключенные устроили голодовку и порезали вены, протестуя против избиений. В бунте участвовало 60 человек.

В Красноярске в отношении трех сотрудников исправительной колонии № 27 возбуждено уголовное дело после того, как, по версии следствия, они избили мужчину, приговоренного к принудительным работам, когда везли его на допрос.

В Оренбургской области возбуждено дело в связи с доведением до самоубийства заключенного колонии № 4 Александра Белоусова.

В Челябинской области заключенные ИК-2 записали видео, на котором сообщили, что к ним применяют угрозы и физическую силу. Замдиректора ФСИН России Валерий Максименко сообщил, что заключенным «предложили перевестись в другие колонии», однако «никто не захотел».

Можно вспомнить и гибель в марте 2017 года в московском СИЗО-5 Владимира Евдокимова. У топ-менеджера «Роскосмоса» было два ранения в груди и перерезано горло, в руке – нож (официальной версией признали самоубийство).

Стоит вспомнить и другой случай, когда арестантам создавались особые условия со знаком «плюс». В 2017 году обнаружены ВИП-камеры в Матросской тишине. Там были установлены холодильники, ЖК-телевизоры и подвесные унитазы – оборудование на миллион рублей. А из амурской колонии, где сидит осужденный на двадцать лет за массовое убийство один из лидеров Кущевской ОПГ Вячеслав Цеповяз, в Сеть попали фото, по которым и не скажешь, что человек в чем-то обделен за решеткой. На снимке Цеповяз ест крабов, красную икру и жарит шашлык.

Кто возглавит ведомство

По сообщениям РБК и «Московского комсомольца», ФСИН могут передать под контроль ФСБ. Косвенным указанием на это является список вероятных претендентов на пост начальника ведомства. Впрочем, вряд ли сама служба безопасности этому рада. Достаточно вспомнить, как в свое время следственный изолятор «Лефортово» перешел из подчинения ФСБ в подчинение ФСИН и по сей день там остается (соответствующая запись есть в справочнике тюрем РФ «ФСИН Атлас»).

Фамилии претендентов на пост главы ФСИН называли «Коммерсант», РБК, телеграм-канал «Незыгарь». Это, например, глава управления «Л» ФСИН, выходец из ФСБ Вадим Баланин. Он занимался контрразведывательной деятельностью в судах, правоохранительных органах и Минюсте. Есть версия, что его поддерживает замглавы Службы экономической безопасности ФСБ Сергей Алпатов.

Считается, что возглавить ведомство может первый заместитель директора ФСИН Анатолий Рудый, который исполнял обязанности Корниенко во время его отпуска. Его называют сторонником большей открытости ведомства. Рудый охотно идет на контакт с правозащитниками.

На повышение может уйти начальник УФСБ по Красноярскому краю Александр Калашников. Он стоял у истоков расследования ряда резонансных дел. Например, дело против управляющего отделением Пенсионного фонда по Красноярскому краю Алексея Трофимова. Ему вменяли превышение полномочий при покупке здания филиала с ущербом более 75 млн рублей.

Претендентом на вакантное место считается также замдиректора ФСИН Валерий Максименко. Он работает в системе семь лет, ранее находился «на руководящих должностях в различных отраслях народного хозяйства».

Наконец, возглавить ФСИН может и заместитель главы Росгвардии Олег Плохой. Ранее он работал в администрации президента, затем – первым заместителем министра юстиции РФ.

Кто бы ни стал новым начальником службы, перед ним уже ставится непростая задача – обновление системы. Правда, одной ФСИН дело вряд ли ограничится.

Будет ли реформа?

О масштабной реформе ФСИН говорят давно, но президент России не спешит с радикальными переменами. Эксперты Совета по правам человека тоже не видят в ней панацеи.

«Я не сторонник революционных сломов. Система развивается. Много было сделано руководством ФСИН в части создания общественных наблюдательных комиссий», – отметил директор Московского бюро по правам человека, член Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека Александр Брод.

Как считает эксперт, наблюдательные комиссии не должны быть «ручными», а к процедуре их формирования мало подключать только федеральную Общественную палату. В них нужно включать журналистов, правозащитников, юристов – «тех, кто работает с реальными проблемами людей».

Необходимо обновлять и воспитывать кадры.

«Для нас важно, чтобы это была структура с человеческим лицом, чтобы исчез карательный подход и работали гуманистические нормы, велись правильный подбор персонала, просвещение и повышение квалификации», – добавил Брод.

Ставят правозащитники и вопрос занятости осужденных. «Есть колонии, где люди предоставлены сами себе, и у них, кроме телевизора, ничего нет. Надо думать над их занятостью, досугом, правовым просвещением», – отмечает эксперт.

Александр Брод вместе с коллегами разработал пособие, которое планируют распространять по тюрьмам. По нему заключенные могут изучать право и даже проходить небольшие экзамены, присылая ответы на вопросы.

В опубликованном 3 октября докладе ОГФ «Право и нормотворчество в цифровой среде», автором которого выступила руководитель Центра перспективных управленческих решений Ольга Шепелева, сказано, что проблема даже не в качестве исполнительной системы в России как таковой, а в количестве обвинительных приговоров.

Согласно докладу, в России на 100 тысяч населения приходится 375 заключенных, в то время как средний европейский уровень – 102 заключенных на 100 тысяч населения. Причина – в жестком уголовном законе, предполагающем широкое применение наказания в виде лишения свободы, в том числе – за ненасильственные преступления. В 2018 году наказание в виде лишения свободы было назначено 190,3 тысячи осужденным. Только 24 % осужденных к лишению свободы получили срок три года и менее. Остальные 76 % отбывают большие сроки. Для сравнения: в Европе наказание менее трех лет назначается в среднем 40 % осужденных к лишению свободы.

Как прокомментировал один из авторов доклада, директор Института прав человека Валентин Гефтер, система исполнения наказаний «находится если не в кризисе, то под обстрелом общества и власти в целом».

«Смена руководства происходит фактически на ходу, а коней на переправе не меняют. С нашим участием были разработаны предложения по развитию системы исполнения наказаний и переданы президенту. Однако обсуждения они не получили. Полагаю, настало время воспользоваться сменой начальника ФСИН и убедить руководство страны, что этим нужно заниматься всерьез и вкладываться в данную сферу как финансово, так и интеллектуально», – рассказал Гефтер.

По словам эксперта, изменения должны происходить во всей системе уголовного наказания, включая сокращение тюремного населения, и необходимо продумывать формы социализации людей, которые попадают под уголовное преследование, находясь в тяжелых жизненных условиях.

«Комплексного подхода не видно, а отдельные меры ситуацию не изменят», – считает эксперт.

По словам заместителя председателя СПЧ Евгения Боброва, свыше 99 % приговоров носят обвинительный характер. Так что это проблема не столько содержания заключенных, сколько их задержания.

«Есть вопросы к лечению заключенных. Им часто вырывают зубы вместо того, чтобы их лечить, врачей не хватает», – говорит Бобров.

Эксперт отмечает, что нужно развивать систему условно-досрочного освобождения, привлекая на суды при рассмотрении таких дел «общественную комиссию с участием СПЧ, УФСИН и правозащитников».

Леонид Гозман говорит, что если государство и приговорило людей к лишению свободы, «оно их не приговаривало к ужасным условиям существования и рабскому труду». «А на деле так и выходит, – резюмирует эксперт. – Необходимым условием нормальных преобразований в пенитенциарной системе является гражданский контроль. Пока же ведомство закрыто, а люди, попавшие туда, порой выходят значительно более настроенными на правонарушение, чем до того, как они туда попали».

Фото: ФедералПресс / Дарья Сеймовская

Реформа ФСИН: последние новости

Сегодня ФСИН находится в подчинении Министерства юстиции РФ. Это положение дел поменяет новая реформа.

При ее проведении будут сохранены основные задачи подразделения:

  • Контроль выполнения наказаний в отношении осужденных.
  • Конвоирование подозреваемых лиц, находящихся под арестом.
  • Слежка за осужденными гражданами, получившими отсрочку наказания.

Подробнее о реформе будет рассказано далее.

С нововведением можно ознакомиться на официальном сайте Ведомство ждет ряд преобразований

Увеличение доходов сотрудников

Уже стало известно, что запланировано увеличение зарплаты сотрудников ФСИН. Одна из причин, почему это произойдет – сокращение правительством выплат из государственной казны. Суть такого преобразования – увеличение ставок сотрудников.

Цель этой корректировки – преодоление пропасти между доходами начальства и простых военнослужащих. Ведь из-за таких различий ухудшается взаимопонимание сотрудников, и усложняются трудовые условия.

В результате снижается продуктивность работы. Конечно, подобный закон не поможет убрать разрыв, но минимизация его возможна.

Планируется не только оптимизация доходов, но и сокращение кадров. Сегодня это нововведение действует во всех подразделениях с целью улучшения их работы.

Стоит сказать, что изменения кадрового состава уже были пять лет назад. Тем не менее, по словам чиновников, без сокращений сегодня нельзя обойтись, потому что без них будет труднее повышать оклады.

Рабочее место потеряют сотрудники управленческих звеньев, имеющие высокие зарплаты. Помимо этого, планируется сокращение штата психологов.

Важно! Нововведения не коснутся простых служащих, и они продолжат выполнять обязанности. Также увольнения в первую очередь коснутся специалистов, не задействованных напрямую с работой ведомства.

Объединение со структурой МВД

Также планируется присоединение ФСИН к подразделению МВД и повышение полномочий сотрудников обоих ведомств. Причина подобного развития последних событий – недостаток финансирования ФСИН из-за дефицита бюджета. За счет воссоединения структур планируется сэкономить затраты.

Официальной информации от правительства по этому преобразованию пока нет – сегодня чиновники активно обсуждают реформу, так что скоро будут обнародованы данные по нововведению.

Глава МВД сказал, что такое объединение поможет сделать работу этих структур более целенаправленной и эффективной – это поможет понизить уровень преступности в стране.

Помимо этого, к работникам службы исполнения наказаний будут предъявляться новые требования, согласно которым они обязаны:

  1. Уважать права заключенных и хорошо к ним относиться.
  2. Помогать государству в искоренении коррупции.
  3. Уважать традиции народов, проживающих в стране.

Важно! Сотрудник ФСИН должен быть примером для заключенных, поэтому недопустимо аморальное поведение. Приветствуется взаимопомощь между военнослужащими.

Подробности реформы

Вот несколько важных деталей нововведения – сотрудники обязаны доносить информацию о коррупции контролирующим органам. В противном случае их могут уволить за нарушение норм законодательства и профессиональной этики.

Даже после объединения ФСИН и МВД служащие будут периодически проходить проверку на употребление наркотиков и алкоголя.

Строгие требования компенсируют социальные гарантии. Например, планируется увеличение продолжительности отпуска и оказание материальной помощи за выслугу лет.

Если преступники будут угрожать военнослужащему, он может рассчитывать на защиту государства.

С тюремщиками будет заключаться контракт для регулирования трудовых взаимоотношений. Однако новые сотрудники должны будут пройти двухмесячный испытательный срок.

Важно! Также усложнится процедура приема на службу специалистов, претендующих на должность руководителя. Соискатели смогут занять пост начальника, успешно пройдя конкурс, подтверждающий их соответствие требованиям подразделения.

Преимущества преобразования

Среди преимуществ нововведения стоит выделить тот факт, что оно позволит решить следующие проблемы:

  • Уже несколько лет не проводилась индексация заработных плат. При переподчинении планируется их повышение. Главный аргумент в пользу такого преобразования – возможность побороть коррупцию. Однако в то же время планируется расширить обязанности служащих и усилить контроль их работы.
  • Реформа подразумевает и облегчение жизни заключенных. Так, для осужденных, не совершивших тяжких преступлений, будут предусмотрены наказания, не связанные с лишением свободы. Одновременно планируется ужесточить условия для лиц, совершивших серьезные правонарушения.

Важно! Одна из задач преобразований – переформатирование службы к проведению Чемпионата Мира, который должен пройти в России в середине июля.

Недостатки нововведения

Правозащитники говорят, что у такой реформы есть ряд недостатков. Вот некоторые из них:

  1. В результате слияния ведомств будет труднее контролировать их воздействие на обвиняемого.
  2. И у МВД, и у ФСИН есть свои недостатки. Неизвестно, поможет ли объединение исправлению недочетов или, наоборот, усугубит их.
  3. Сегодня, подчиняясь разным структурам, надзиратели и следователи не влияют на работу друг друга. Согласно действующему законодательству, заключенный – человек, вину которого суд уже доказал, и приговор не подлежит обжалованию.
  4. Правовые нормы гласят, что функция ФСИН – исправление поведения заключенных, а задача МВД – наказание нарушителей. Возникает вопрос – удастся ли двум разным структурам найти точки соприкосновения.
  5. Возможное переподчинение сослужит плохую службу в отношениях с западными партнерами. Как в Европе отреагировали на реформу, еще неизвестно.

Важно! Подготовка к этому преобразованию проходила долго. Так, еще в прошлом году Президент подписал указ о сокращении штата сотрудников этой структуры. Погоны сохранят только служащие, обязанность которых – ношение и использование оружия.

Итак, в службе выполнения наказаний планируется провести ряд реформ, которые повысят эффективность работы и помогут бороться с коррупцией. Однако у преобразований есть ряд недостатков, которые необходимо учитывать.

Источники:
http://fedpress.ru/article/2331258
http://fedpress.ru/article/2331258
http://fsin-rossii.ru/reforma-fsin-poslednie-novosti/
http://yur-gazeta.ru/novosti/reforma-mvd-v-2020-gody-poslednie-novosti.html

Ссылка на основную публикацию